Вогульская царица мясников виктор алексеевич

Вестник - Санкт-Петербургский государственный институт.Название книги: Вогульская царица мясников виктор алексеевич
Страниц: 177
Год: 2005
Жанр: Историческая

Выберите формат:




Выберите формат скачивания:

fb2

746 кб Добавлено: 30-янв-2018 в 06:01
epub

450 кб Добавлено: 30-янв-2018 в 06:01
pdf

3,6 Мб Добавлено: 30-янв-2018 в 06:01
rtf

364 кб Добавлено: 30-янв-2018 в 06:01
txt

443 кб Добавлено: 30-янв-2018 в 06:01
Скачать книгу



О книге «Вогульская царица мясников виктор алексеевич»

Никто не знал, чего можно ожидать от этого буйного, неуправляемого провинциала, поражавшего силой и красотой своих творений. Есенина, называл его „князем песни русския“, знал почти наизусть четырехтомник знаменитого рязанца, боготворил его как учителя, и все равно А. Правда, он не был ангелом; но если клевещут и травят, разве можно быть им? Зайсане, в семье выходца из казачьей среды и дочери павлодарского купца из крестьян.

«Как только ни называли поэта, — писал уже в 1980-е годы Сергей Поделков, — и „сыном кулака“, и „сыном есаула“, и „певцом кондового казачества“, и все, что он создавал, объявлялось идейно порочным, враждебным, „проникнутым реакционным, иногда прямо контрреволюционным смыслом“. Забелин пессимистические стихи „Тюрьма, тюрьма, о камень камнем бей…“ — автором объявили П. » Продолжалась хула не только при жизни поэта, но и после его трагической безвременной гибели. Это скрещивание казачьего и купеческого сословий многое определило в его дальнейшей судьбе.

А он был на самом деле сыном учителя математики, внуком пильщика и прачки, служивших у павлодарского купца Дерова, и с любовью рисовал мощным поэтическим словом жизнь родного народа, советскую действительность. Алымов пуделя Фельку — собаку артиста Дикого, — приписали П. И когда в конце 1980-х годов стали публиковаться сериями неизвестные его стихотворения и воспоминания о нем, эти публикации нередко сопровождались двусмысленными комментариями. Уже под конец своей короткой жизни Васильев встретился в столице со старым знакомым — поэтом Андреем Апдан-Семеновым. Когда предательство родного отца объявляют героизмом — это уже растление душ. «Сын степного прасола-миллионщика» тут же превращался в «сына казачьего есаула», хотя ни то, ни другое не имело никакого отношения к действительности.


В них преимущественно делался акцент на «звериный», «природный», «нутряной», не обогащенный культурой дар и неуправляемый характер Павла Васильева. Во время скороспелой выпивки, перелистав газетные страницы, где красовались извещения об отказе детей от своих отцов, объявленных врагами народа, сказал своему собеседнику: — Ну и детки от первой пятилетки! А я вот нарочно распустил слух про себя, что, дескать, сын степного прасола-миллионщика, а не учителя из Павлодара. Более того, сплошь и рядом он сопротивлялся своей собственной памяти, увлекавшей его в материнский дом, в мир буйно цветущего, многокрасочного детства.


С точки зрения идеологической тоже все было не так просто. Старое и новое, прежнее и нынешнее требовали своей дани одновременно. Узнай же, мать, поднявшегося сына, — Ему дано восстать и победить.


Мы не отречемся от своих матерей, Хотя бы нас задницей Садили на колья — Я бы все пальцы выцеловал ей, Спрятал свои слёзы В ее подоле.

Нечего отметину искать на мне, Больно вы гадаете чисто да ровно — Может быть, лучшего ребенка в стране Носит в своем животе поповна?


Перейти к следующей книге

Комментарии

Оставить отзыв